01 Мая, Понедельник$56.9862.04
Стать авторомТеги
01 Мая, Понедельник$56.9862.04
ПОИСК+ТЕГИ
#DIGITALИНТЕРНЕТ #МАРКЕТИНГ #ПОЛИТТЕХНОЛОГИИ #СОЦМЕДИА #ТВ #РАДИО #ПРЕССА #КИНО #ФОТОВИДЕО #АУДИОЗВУК #ЛИТЕРАТУРАПЕЧАТЬ #ИСКУССТВОАРТ #ШОУБИЗНЕС #FASHION #СВЯЗЬТЕЛЕКОМ #МЕДИАПРАВО #СВОБОДАСЛОВА #МЕДИАСДЕЛКИ #ИССЛЕДОВАНИЯ #ОБСУЖДАЕМОЕ #LIFESTYLE
СТАТЬ АВТОРОМ
Свои пресс-релизы, истории, кейсы, мнения, статьи и т.п. присылайте по адресу: info@mediastancia.com. Предварительно ознакомьтесь с требованиями к материалам.
Прикрепить файл
Статьи Нужен ли России свой «Оскар»? 08.04.16 1057 0
Поделиться материалом:

Никита Михалков неоднократно говорил, что американский «Оскар» предвзято относится к работам российских режиссеров, что он слишком политизирован и зациклен на «стандартах». Выход, по мнению Михалкова, есть – объединить страны, входящие в БРИКС и создать евразийский аналог американской кинопремии. А что по этому поводу думают отечественные кинокритики и режиссеры?

Константин ШавловскийКинокритик, редакционный директор журнала «Сеанс»

Премия «Оскар», нравится это кому-то или нет, является мощнейшим инструментом продвижения кинематографии на мировом рынке. Участие даже в шорт-листе «Оскара» (не говоря уже о победе) радикально меняет судьбу конкретного фильма и в целом привлекает внимание к национальной кинематографии (если речь идет о номинации «Лучший фильм на иностранном языке»). Внимание – это не только и не столько публикации в прессе, сколько продажи телевизионных, кинотеатральных и интернет-прав. Нужно ли российскому кинематографу пытаться выйти на мировой рынок? Очевидно, да. Может ли российский кинематограф создать альтернативный «Оскару» инструмент продвижения на мировом рынке? Очевидно, нет.

Александра СтрелянаяРежиссер, сценарист

Мечты движут нами, но «Оскар» – это вершина айсберга. Вершина киноиндустрии конкретной, отдельно взятой страны.

Любой студент ВГИКА ответит на вопрос, чем именно приметна американская премия.

Главное, что «Оскар» говорит со зрителем на языке жанрового кино.

Советское кино справлялось с подобной ролью соответственно времени, а сегодня мы переживаем другой исторический момент, и в основном делимся с миром авторскими высказываниями.

Очевидно, это неизбежная волна после целой эпохи, когда авторы были ограничены в возможности высказываться индивидуально. Тех, кто говорил вопреки, сегодня считают героями, а их фильмы – классикой.

По меркам истории это было совсем недавно. Так что мы переживаем логически оправданный, нужный период.

По мнению многих коллег, в такой момент уже существующих премий внутри страны достаточно.

Подобная «крупногабаритная» премия невозможна без живого отклика зрителя, а зритель голосует за жанровое кино.

Продюсеры очень стараются получить качественный жанровый продукт. Рано или поздно у них получится наладить необходимое равновесие.

Оскар для нас – в каком-то смысле «свой». Все знают про русскую бабушку Лео, маму Миллы Йовович, и т. д.

А если серьезно, то на самом деле наш вклад ощутим.

Юл Бриннер, Михаил Чехов, Игорь Стравинский, Владимир Набоков, наши женщины какие красивые там были...

Номинация «Лучший фильм на иностранном языке» – как раз дань уважению иностранным художникам, тем, кто сделал достойный вклад в становление Голливуда.

Ну а для коллег «Оскар» – прежде всего праздник сумасшедших людей, сделавших свою жизнь бесконечным аттракционом ради всевозможных, подчас довольно безумных, идей. Это безумие интернационально, и профессиональный праздник не может оставить нас равнодушными.

Конечно, скоро мы решим доставшиеся нам в рамках отечественного кинопроизводства ребусы, и тот, кто мечтает об ослепительных огнях, приблизится к ним.

Виктор МатизенКинообозреватель «Новых Известий», председатель оргкомитета национальной премии кинокритики и кинопрессы «Белый Слон»

Создать «евразийский аналог» «Оскара»? Предполагаю, что мысль эта пришла Никите Сергеевичу в голову после того, как его фильм, на сей раз «Солнечный удар», не попал в даже в шорт-лист премии. И он обвинил «Оскар» в предвзятости по отношению к российским фильмам, несмотря на то что в прошлом году фильм Андрея Звягинцева, а в этом – фильм Константина Бронзита были номинированы на «Оскар». Так, может быть, дело не в политизированности «Оскара», а непосредственно в последних картинах Михалкова и в том, что российский оскаровский комитет слишком часто выдвигает на «Оскар» неактуальное кино? Думаю, что у «Дурака» Юрия Быкова было куда больше шансов попасть в номинацию «Лучший фильм на иностранном языке», чем у «Солнечного удара». 

Что же касается «евразийской» премии, то при ближайшем рассмотрении оказывается, что имеется в виду группа стран, входящих в БРИКС, то есть Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. Если Михалкову и удастся образовать киноакадемию из представителей этой культурно разобщенной и разбросанной по континентам пятерки, ее авторитет сравнительно с европейской и американской киноакадемиями окажется значительно меньше – особенно если заправлять в ней в ней будет столь одиозная фигура, как председатель Союза кинематографистов РФ.

Илья Миллер, кинокритик


Затея с выводом евразийского аналога «Оскара» на мировую арену очень логично укладывается в шизофреническую природу российских кинематографистов. У нас в стране, напоминаю, уже существуют две кинопремии – «Золотой Орел» и «Ника», которые усиленно не замечают друг друга. Между тем интерес общественности к итогам обеих премий ничтожно мал. В том числе и потому, что изначально невелик интерес к фильмам местного производства. И количеством кинопремий его поднять не получится.
Мы говорим, что в России не смотрят собственное кино (в прошлом году в топ-10 фильмов по сборам в прокате не попала ни одна картина российского производства). Но фильмы из Китая и Индии у нас смотрят еще меньше, в прокат у нас они почти не выходят. Присутствие российского кино в прокате этих стран находится примерно на том же уровне. И надо понимать, что на данный момент киноиндустрии в Китае и Индии гораздо более развиты и успешны, чем в России. В глазах заграничных зрителей во многом мы до сих пор выезжаем на авторитете советского кинематографа, но не можем даже убедительно его скопировать. О каком-то успешном и налаженном сотрудничестве в кино между Россией, Китаем и Индией говорить тоже не приходится, здесь дело не идет дальше редких скромных попыток.

Правда заключается в том, что на данный момент послание, которое несет американская кинопремия, кардинально отличается от интересов России – и лучший, по мнению организаторов «Оскара», фильм «В центре внимания» о секс-скандале среди католических священников не найдет никакого отлика в наших палестинах (кстати, рейтинги телетрансляции церемонии вручения в США в этом году дали самые низкие показатели за последние 7 лет). Но громко прозвучать в мире, спустив сверху директиву по созданию аналога «Оскара» и выделив бюджетные деньги на создание евразийской киноакадемии, боюсь, не получится.

В этом году в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» был представлен фильм «Гордость» из Иордании, а получил премию венгерский фильм «Сын Саула». Это, на мой взгляд, довольно уверенный ответ на обвинения в однобокости картины мира самой авторитетной кинопремии мира и, несомненно, заметный признак растущего интереса к кинематографу этих стран. Уверенности в том, что в перспективе церемония вручения кинопремии стран БРИКС сможет собирать у экранов десятки миллионов телезрителей, у меня лично нет.

Текст: Подготовила Анжела Микоян Источник: МЕДИАСТАНЦИЯ
Поделиться материалом: